Семья и больной

Активное приобщение к спиртному происходит обычно в молодые годы, в пору возмужания физического и нравственного, когда юноша с его психологией «бессмертия» поглощён каждодневными радостями самостоятельной жизни и особенно не задумывается о будущем, создавая свою семью.

Семья самый чуткий социальный барометр. Она рано и безошибочно указывает на формирование пристрастия к спиртному по таким характерным первичным признакам, которые для сослуживцев и ближайшего окружения пьющего длительное время еще останется незаметными.

Пьянство даже одного члена семьи болезненно скажется на жизненном укладе всех остальных ее членов. Домашняя атмосфера накалена и тревожна — вспышки раздражительности, ссоры драки и как результат взаимное отчуждение, ненависть. В одной семье мать всю ночь не смыкает глаз в ожидании загулявшего сына, а отец разыскивает свое чадо у приятелей и знакомых или обзванивает вытрезвители, больницы и морги. В другой — жена и дети ложатся спать в верхней одежде, чтобы в случае необходимости успеть среди ночи выскочить из собственной квартиры спасаясь от разъяренного алкоголика — мужа и отца.

А на следующий день виновник описанных событий на все просьбы и уговоры бросить пить, идти лечиться отвечает категорическим отказом. Что же делать в таком случае родственникам? Молча взирать на происходящее, терпеливо ждать, когда пьющий наконец сам поймет «что такое хорошо и что такое плохо?» Или несмотря на его нежелание прекратить употребление алкоголя, принимать какие-то меры? Ответ только один — ждать нельзя! Промедление — это поощрение пьянства! Каждый день отравления алкоголем- это тысячи уничтоженных мозговых клеток, усугубление болезни, появление новых ее симптомов.

Нельзя ждать и в том случае, если пьянство близкого человека пока еще не приняло отвратительные формы, но уже наносит заметную моральную травму всей семье.

Родственники пристрастившегося к спиртному должны руководствоваться следующими положениями:

если члены семьи хотя бы один раз ощутили внутренний протест, испытали раздражение, возмущение по поводу поведения пьющего, они должны категорически потребовать от него полностью и навсегда прекратить употребление алкогольных напитков;

если пьющий сознает на словах пагубность алкоголя, но собственную трезвость откладывает каждый раз «на завтра» если, пьянствуя, прибегает к приемам отмалчивания и избегания, нужно немедленно обращаться вместе с ним для консультации в неврологический кабинет; если человек сам не в силах прекратить выпивки, он должен считаться больным алкоголизмом и обязан лечиться у врача-нарколога.

В случае самостоятельного решения прекратить пьянство срок воздержания от спиртного (включая и пиво) не должен исчисляться днями или неделями. Для определения степени осознанности принятого решения и прочности трезвеннической позиции этот срок должен равняться хотя бы одному году. В какой бы форме не протекало пьянство, какой бы стадии не достигло развитие болезни, если родственники решили бороться за жизнь и здоровье своего близкого, за благополучие всей семьи, делать это нужно самым решительным образом, без колебаний и не приемля полумер. Требуя от пьющего прекратить выпивки, родственники должны проявить особенную твердость характера. Никаких отговорок, никаких условий! Ни в коем случае не соглашаться на откладывания срока прекращения пьянства ни по каким «важным» причинам! Требовать прекращения употребления алкоголя немедленно, то есть безоговорочной капитуляции пьющего!

Следует заметить, что люди, попадающие в зависимость от алкоголя, по разному реагируют на настойчивые требования их близких, в частности жены, лечиться у врача — нарколога. Чаще всего жене приходится слышать такой ответ: «Сама лечись, если тебе надо, а я не алкоголик и в лечении не нуждаюсь, вон, сколько людей пьют, как и я, но их же никто не лечит!»

Довольно часто пьющий занимает как бы примиренческую позицию — признает ненормальность своего поведения. Но все это лишь обманный прием, с помощью которого удается прекратить семейную ссору. Сам же пьющий ни на йоту не соглашается с доводами жены, ни на секунду не задерживаются в его сознании те слова, которые он только что с таким жаром произносил. На следующий день он ухитряется самыми разными способами устроить так, чтобы визит к врачу не состоялся.

Иногда избирается тактика самооправдание: человек, втянувшийся в выпивки, казалось бы, искренне уверяет всех, что он и рад бы покончить с ними, да просто не в состоянии, так как к этому его вынуждают всевозможные неизбежные обстоятельства: встреча с другом, обычаи в различных жизненных ситуациях. Такая полу правда порой находит понимание у сердобольной жены и очень часто вводит в заблуждение доверчивых родственников, которые лишь горестно вздыхают и сочувствуют своему домочадцу.

Нельзя не сказать и о так называемой тактике запугивания, к которой прибегают пьющие в отношение своих родственников: «Вот только посмей кому сказать или пожаловаться — убью!» В этом случае, боясь, что угроза может быть реализована, жена отступается и решает не связываться — и занимает выжидательную позицию. Муж не встречая никакого отпора, продолжает пить, издеваться над членами семьи, чувствуя свою силу и превосходство хозяина, куражится над запуганной женой. На самом же деле алкоголики крайне трусливы. Они быстро сникают и становятся жалкими, если встречают активное сопротивление. Тогда рнц готовы на все, лишь бы успокоить своих близких, чтобы те действительно не принимали более решительных мер.

У юных пьяниц нередко бывает защитная реакция в виде шантажа своих родителей: «Ладно, идите заявляйте, но смотрите — больше вы меня не увидите!» И родители боясь потерять своего «ребенка», уже ставшего алкоголиком, отказываются от более решительных действий, медлят, пытаясь собственными силами остановить пьянство сына, иногда тайком подбавляют в пишу различные лекарства, приходят за советом к врачу — наркологу с просьбой выписать им «такое средство, которое бы отвернуло их мальчика от водки».

Пожалуй, невозможно перечислить все варианты реагирования пьющих на просьбы прекратить пьянство и пойти лечиться к врачу. Но в основе всех их лежит уже сформировавшаяся психологическая или физическая зависимость от алкоголя — влечения к нему.

В таких ситуациях многие родственники начинают совершать ошибки. Например, требуют от пьющего лишь придерживаться умеренных доз, пить поменьше и вести себя приличнее и спокойнее. Некоторые жены и матери сами покупают спиртное, что бы их близкий пил дома, а не на улице с собутыльниками, стремясь установить ему дозу, которая не будет вызывать сильного опьянения. Но все их надежды быстро рушатся, так как алкоголик уже не может чувствовать меру и контролировать себя.

В семье, где трезвость является нормой жизни, даже редкие выпивки кого — либо из ее членов нарушают привычный ее ритм, звучат диссонансом в общем семейном укладе. Поэтому в такой семье проблема, как правило, решается быстрее: если человек продолжает пьянствовать, несмотря на просьбы родных, — семья распадается. Жена предпочитает сохранить собственное здоровье и обеспечить безопасность детей, чем терпеть всю жизнь издевательства пьяницы — мужа.

Часто именно предчувствие такого исхода и заставляет алкоголика обратиться к врачу за помощью. В семье, где выпивки считаются обычным явлением, даже сформировавшийся алкоголизм у одного ее члена долго не вызывает тревоги, и к решительным мерам родственники прибегают, к сожалению, только тогда, когда пьянство принимает крайне безобразные формы (продажа личных вещей, пропивание заработной платы и т. п.).

И так, с чего нужно начинать родственникам свои конкретные действия?

Прежде всего следует попытаться, сначала без свидетелей, доказать пьющему, что его выпивки приобрели уже ненормальный характер, посоветовать отказаться от них. Если лее пьющий этого не понимает, иногда полезно попросить о такой помощи людей, пользующихся непременным авторитетом у пьющего, его искренних друзей.

Когда пьющий человек после долгих призывов и уговоров решится, наконец, лечиться, в семье как бы разряжается обстановка — все облегченно вздыхают и с надеждой ждут результатов лечения. Но нельзя ждать этих результатов, как опаздывающий поезд, — спокойно и терпеливо, нельзя просто ждать. Поведение родных лечащегося и вся окружающая обстановка могут существенно помочь или помешать лечению, проводимому врачами. В семье должен быть создан соответствующий психологический микроклимат, который является важной составной частью всего лечебного комплекса. Очень важно создать в семье атмосферу доброжелательности, сделать досуг разнообразным. Больной должен почувствовать, что с прекращением его пьянства обстановка в семье изменилась к лучшему.